yes

Музыкотерапевт для малышей, или помощь в выявлении у детей скрытой одаренности

04.03.2010
Ребенок на приеме у психотерапевта. Часто ли родителям приходит в голову прийти на прием к психологу с ребенком? Или они ждут особого приглашения? Правильно ли будет принимать такое решение, исходя из смутного ощущения, что «что-то не так»? Конечно, есть наблюдения наших замечательных поликлиник, их направления, ежегодные медосмотры, они многим помогают выявить серьезные нарушения на ранних стадиях заболеваний или отклонений. А как быть с нормальными внешне детьми? Чем психолог может и должен ли помочь таким детям? На эти и другие вопросы нам помогала искать ответы Ольга Николаевна Туманова, психолог (г.Подольск).

- Ольга Николаевна, чем может помочь просто психотерапевт обычному ребенку, или вообще не стоит поднимать этот вопрос? Вы работаете только с «проблемными» детьми?

- Я работаю с разными детьми и даже с их родителями. Сейчас практически нет людей абсолютно без проблем или без вопросов. Психологи не претендуют на знание универсальных ответов. Однако, есть жизненные ситуации, которые уже «отработаны» и сценарии, которые кто-то прожил правильно. Есть те, кто записал такие сценарии и научил, как правильно донести информацию до тех, кто не сделал таких ошибок, чтобы уберечь человека от рокового шага или справиться с ситуацией. Направлений здесь множество. Одному ребенку поможет что-то одно, другому – иное. Я работаю с направлением арт-терапия. Меня всегда интересовало направление цветопсихологии, и знания, почерпнутые мной в этой области, я активно использую на своих занятиях. А поскольку по первому образованию я педагог – преподаватель музыки, то мои занятия сочетают влияние музыки, цвета, слова и произведений искусства.

- Как выстроены ваши занятия?

- В игровой форме и непринужденной обстановке я провожу с ребенком цветовое тестирование по методу Люшера, малыш интуитивно выбирает определенные цвета, близкие на данный момент, выбирает изображение животного на предложенной картинке, выбирает репродукцию среди шедевров живописи, выбирает близкое ему по духу музыкальное произведение, которое я ему играю. И я постепенно создаю портрет личности, у которой есть свои проблемы и скрытые вопросы.

- В таких занятиях принимают участие какие дети? Проблемные или здоровые?

- Для меня нет такого разделения. Я работаю со всеми. Полностью гармоничная личность встречается крайне редко. И обычно она где-то далеко – покоряет сказочные творческие или деловые вершины, ей не до психологов.

- Что вы делаете дальше, после того, как «нарисовали» себе такой портрет?

- Это происходит не сразу. Обычно нужно несколько занятий. Малыш слушает музыку, рассказывает мне о возникших в его воображении образах, рисует их. Это важная часть занятий. После 15 лет работы с детьми в этом направлении я могу с уверенностью сказать о сложившейся у меня уверенности в высокой одаренности абсолютно каждого ребенка. И мы приступаем к решению СВЕРХ-задачи: вытаскиваем наружу эти высокоталантливые задатки. В этом главный лечебный и психологический результат нашей совместной работы. Когда мы помогаем раскрыться как цветку некому таланту внутри личности – бОльшая часть проблем со здоровьем рассеивается как дым. Причем, как физических, так и психологических.

- А какая связь может быть у музыки и здоровья у ребенка? Ну, кроме общих рекомендаций, что она успокаивает и улучшает настроение?

- Научно доказано, что чем больше напряжен и несчастен ребенок ( а это может быть и не проявляться внешне), тем чувствительнее он к музыке и ее влиянию. Тем чувствительнее он к шедеврам мирового искусства, ведь они обладают огромной силой воздействия, особенно при правильном ее восприятии, грамотной подаче. Есть определенный набор тональностей в музыке, есть семь нот. Каждая имеет свой цвет и эмоциональную окраску, которая «цепляет» пациента за разные душевные струны. Конечно, прежде чем начать «играть» на душевных струнах маленьких пациентов, мы многое прошли и обнаружили удивительную закономерность. Если ребенок или взрослый НЕ ХОЧЕТ, что –то менять в своей душе, если он лелеет и холит свою агрессию или проблему (комплекс), то «сломать» его средствами арт-терапии нельзя. Можно направить, скорректировать, помочь – но кардинально на 180 градусов поменять его жизненный курс нельзя. В таких случаях мы начинаем либо долгий путь к осознанию того, что «проблема есть», в которой основную роль тоже играет сам ребенок, либо просто показываем новое направление для реализации.

- То есть, просто увлекаете его творчеством? Рисованием, лепкой или музыкой?

- Да, приблизительно можно так сказать. Это второй путь, не всегда самый простой. Мне кажется, первый сложнее: подвести человека к осознанию необходимости изменений в себе и убедить себя, что так действительно для него будет лучше.

- Что рисуют дети на ваших занятиях?

- После того, как малыши подхватывают интонации игры музыкотерапевта, он обычно внутри себя решает какая тональность у музыки – и, исходя из этого, приступает к творчеству. Чаще всего изображают: определенную картину – реальную или выдуманную; свое любимое домашнее животное; рисуют музыкальный портрет другого ребенка, знакомого человека, музыкотерапевта, маму; стихию – воду, огонь, вулкан, море, воздух.

- Что он, по-авашему, выражает подобным образом? Как вы интерпретируете художественные творения своих маленьких клиентов?

- Малыш таким образом пытается звуками выразить все, что доступно воображению, воплощает в звуках свое состояние и могущество своей фантазии и интуиции. Ребенок как бы включается в спонтанную импровизацию с музыкотерапевтом. Иногда это длится даже больше часа, что производит неизгладимое впечатление как на участников сеанса, так и на зрителей – родителей, например.

О том, как распознать талант или «изюминку» детских рисунков, как такие сеансы научиться проводить в домашних условиях и как правильно подобрать музыку для подобных занятий, Ольга Николаевна Туманова расскажет в следующем интервью.

Если у Вас, уважаемые читатели, есть вопросы для Ольги Николаевны, вы можете их направить по форме в разделе "Обратная связь" на нашем сайте. Ответы мы будем публиковать в рубрике «Интервью», когда вопросов наберется несколько.