yes

Внимание: особенные люди среди нас!

25.02.2010
Каких людей только не встретишь на улицах Москвы: самых разных национальностей, уровней достатка. Кажется, что, перед нами раскрыл свои объятья современный Вавилон. img_1291Но постойте.… Не хватает только их: тех, для кого закупили новые автобусы с низким полом и специальными приспособлениями, поставили специальные лифты, и неисчислимое множество лестниц снабдили парапетами. Где они, наши инвалиды? Инвалиды - колясочники, люди с синдромом Дауна? А ведь в Москве официально зарегистрировано около 60 000 инвалидов! Необычные люди, "не такие", фактически, часто оказываются в изоляции от общества. Им очень сложно найти свое место в обществе, свой круг общения. Особенно если они дети, особенно с "другим" уровнем интеллекта… Существуют организации, в которых они могут найти поддержку. Благотворительное учреждение Центр социальной реабилитации «Турмалин» предоставляет инвалидам с нарушениями интеллектуального и психического развития возможность найти друзей, трудиться, самореализовываться. Здесь с ними работают квалифицированные врачи и педагоги. Для того, чтобы узнать о программах Центра и о жизни инвалидов, в том числе и детей, в его стенах, мы встретились с директором «Турмалина» Рудольфом Григоряном: img_1288

- Расскажите, пожалуйста, когда и как был создан «Турмалин»?

- Наш центр официально зарегистрирован 29 апреля 2003 года. Мы работаем на базе нашего учредителя – благотворительного фонда развития лечебной педагогики и социальной терапии «Лемниската». Но мы часто сталкивались с тем, что на базе того или иного центра невозможно было ввести свой собственный опыт и свои методики. В «Турмалине» же мы пользуемся доработанным и переработанным комплексом методик. До некоторых вещей доходим сами, процесс отработки методик идет и по сей день. Изначально у нас была идея создания деревни, социальной общины рядом с Москвой. Это долгое время не получалось, и люди просто работали в лечебно-педагогических учреждениях, в интернатах, из-за потребности в контакте, в работе в среде людей с нарушениями. Так возникла идея сделать дневной стационар по своим методикам - это стало возможным только через 10 лет. Сначала мы арендовали всего одну комнату площадью 50м3, и через некоторое время, когда Управа района нас заметила, мы были фактически включены в программу департамента социальной защиты Москвы по комплексной реабилитации инвалидов. Мы официально учредили нашу организацию и стали работать. На сегодняшний день, говоря о фонде «Лемниската», проект социальной деревни у них уже начал осуществляться: в прошлом году они получили небольшое финансирование. Под Смоленском, в деревне Пересветово куплен небольшой участок земли под строительство, построен дом. Надеюсь, летом уже будем заселяться. Община, которая предполагает семейный образ жизни, привлечет инвалидов. Они постоянно будут жить в окружении педагогов и врачей, но без родителей.

- С какими диагнозами дети-инвалиды чаще всего попадают сюда?

- Основной диагноз - это олигофрения, когда у человека есть нарушения умственной деятельности. Мы готовы принимать людей с любой степенью тяжести этого заболевания, и не важно, связано это с генетическими нарушениями, или же нет. Правда, сейчас наш центр почти полностью заполнен.

- Какова их цель пребывания в «Турмалине»?

- Что касается цели пребывания, здесь есть такой нюанс: у нас нет цели именно вылечить этих людей, поскольку это не заболевания полной мере – во всем мире уже давно поняли, что педагогические меры по отношению к этой группе людей более эффективны, нежели методы медикаментозные. К тому же, само по себе отношения к олигофренам, как к больным людям, которым необходимо лечение, по меньшей мере неэтично. Это не больные люди, это люди с особенностями. И наша задача состоит в том, чтобы принять их особенности и создать им место, где они могли бы вести социальный образ жизни - то есть делать все, что необходимо для обычного человека. Влюбляться, общаться. Наш центр был изначально создан для взрослых людей. Со временем стали появляться дети. Здесь есть свечная и керамическая мастерские, где и взрослые, и дети могут творить в свое удовольствие. У нас ребята работают над батиком, делают очень красивые шарфики, платки.

- Как долго длится реабилитация в «Турмалине»?

- Сюда приходят люди с разными способностями: для некоторых это место будет на всю жизнь, а для иных «Турмалин» - отправная точка в жизни, после которой они продолжают свое развитие. У нас уже есть такие примеры - когда ребята после полученной реабилитации уходили учиться, начинали личную жизнь, находили работу. Конечно, для инвалида устроится на работу – не самая главная цель. Для них нет такой мотивации, как деньги.

- А что же тогда для них мотивация?

- Мотивация - то, что они могут здесь реализоваться, найти новых друзей, участвовать в различных мероприятиях. Здесь сама обстановка признает их как личностей, здесь они востребованы. Ведь очень важно знать, что ты - не белая ворона, что на тебя не показывают пальцем, не сторонятся, не чураются, не боятся. И все наши ребята понимают, что, не смотря ни на что, ни на какие «особенности», они - интересны другим. Ведь, сближаясь с этими людьми, понимаешь, что они могут то, чего не можем мы: пронести через все тяготы и лишения очень позитивный душевный настрой. Радость от того, что живешь.

- Как инвалиды начинают общаться между собой? Например, как вливается в коллектив новенький?

- Здесь важно вспомнить себя в школе. Конечно, есть элемент растерянности, фрустрации. И, конечно, нужно какое-то время, чтобы привыкнуть. Но изначально атмосфера благоприятствует общению. Поначалу, конечно, педагоги уделяют новенькому больше внимания, чем остальным.

- В чем заключается специфика работы с инвалидами-детьми и инвалидами-взрослыми?

- Чтобы и ребенок, и взрослый мог брать как можно больше ответственности на себя. Но даже наши взрослые – фактически, «вечные дети». Их родителям, конечно, очень трудно отслеживать этот момент. Родителям легче в быту все сделать самим: быстрее, проще, лучше. И родительская гиперактивность не дает возможность вызреть у человека самостоятельности. Здесь у каждого есть дело, которое он делает сам, за которое он может отвечать. Взрослые частенько заботятся о младших, проявляют заботу. Например, Танечка, девушка, а маленький Женечка – мальчик с церебральным параличом. Танечка, когда встречает его в коридоре, сразу начинает его опекать, помогает раздеваться, не отходит, пока Женечку не отвозят на занятия. И никто не вмешивается в этот процесс, даже если Танечка задерживает Женечку, она вся «там». Мы ждем. Для них это и есть жизнь – важные события каждодневных эмоций. Для многих центр «Турмалин» - единственная возможность проявить заботу о ближнем своем или же ее почувствовать.

- Как вы думаете, готово ли наше общество принять этих людей? Смогут ли тогда они быть свободными, не бояться, что на них будут смотреть? Нужно ли им создавать особые условия, чтобы они жили в своем маленьком мирке, подобном «Турмалину» или же мы все-таки может принять их?

- Недавно к нам приезжал специалист из Северной Ирландии, чтобы поделится опытом. Так вот, он начал свою лекцию с того, что в Ирландии в прошлом году закрыли последнее специальное учреждение. Они «за» инклюзивный труд: инвалиды трудятся наравне со всеми - у нас же только недавно открыли первые подобные учреждения. Разрыв между западными странами и нами велик: они уже прошли путь признания инвалидов обществом, а мы только начинаем. Поэтому, как я считаю, нам пока что не следует сломя голову бросаться в «инклюзив», тотальную интеграцию. Нужно развиваться постепенно: наряду со специализированными учреждениями параллельно вести просветительскую деятельность, подготавливать общество к встречи с инвалидами. Недавно к нам приходили школьники - чтобы пообщаться с нашими ребятами, увидеть, что они такие же люди, пусть и особенные. Государство тоже должно поддерживать нас – организации, работающие для людей «с особенностями». Есть, например, идея об альтернативной службе в центрах, подобных нашему. Возможно, кто-то останется здесь работать, направит, в том числе, свою энергию в созидательное русло.

- Очень необычно видеть ребенка или взрослого, человека с ограниченными возможностями, участвующим в общественной жизни наравне со всеми. Не знаешь, как правильно себя вести с ними.

- Да, это конечно страх! Многие не знают, опасны ли эти люди - или нет. Может надо пожалеть его или надо бежать. Пока что нет достаточной просветительской работы, хотя государство могло бы, я считаю, активнее вести таковую. Ресурсы государства огромны. Спешу отметить: страдающие олигофренией – совершенно безобидные, бесхитростные и добродушные создания.

Нетерпимость и безразличие, борьба за место под солнцем сейчас проявляются наряду с мощным духовным развитие общества людей. Мы идем к пониманию друг друга, к осознанию, что все мы разные грани одного целого под названием Человечество.

Координаты для тех, кто желает оказать посильную помощь Центру "Турмалин":
8 (499) 340-96-28
turmaline@list.ru 
Автор материала - Владимир Жеребятьев