yes

Тим Флэк. Человек Мира о животных, детях и секретах мастерства

28.08.2009
Международная конная выставка "Эквирос-2009", прошедшая в Москве с 19 по 23 августа, была заполнена множеством ярких событий - показательными выступлениями, демонстрациями пород лошадей, конными шоу, семинарами, мастер-классами. В ряду последних, пожалуй, самым удивительным и необычным стал мастер-класс, проведенный английским фотохудожником Тимом Флэком. Впрочем, сам приезд мастера в Россию, отнюдь, не обыденное событие.

Тим Флэк (Tim Flach) рекламный фотограф и фотохудожник. Родился, живет и работает в Лондоне.  Его, без преувеличения, знают на всех континентах. Известен как фотограф-новатор, применивший в съемке животных рекламные приемы. Сотрудничает с самыми крупными международными корпорациями мира; мира, которому он и принадлежит. Тим Флэк – человек Планеты, созерцатель и глобалист. Учитель, не претендующий на звание такового: ведь самое важное в познании, по его словам, – запустить процесс творческого видения. Он делится опытом, техникой, философией. Его фотографии – часть всемирного творчества и визуального искусства, где "главное не дать ответ, а задать вопрос".

Художник любезно согласился дать небольшое интервью для портала "Дети Москвы", ответив на несколько вопросов.

Книга "Equus" - новый проект Тима Флэка. Она полностью посвящена лошадям - от ослика до кросбреда арабского скакуна и зебры. В ней автор показывает  отношения двух существ - человека и лошади.  Это фотоальбом, сделанный с филигранной техникой и наполненый глубокой философией.

- "EQUUS" - это лишь один из моих проектов. Я работаю фотографом уже 20 лет. И почти все это время я с неугасаемым интересом наблюдаю за животными, за их поведением. В самом начале я снимал обезьян, летучих мышей, слонов.  При этом меня всегда интересовала давняя история взаимоотношений животных и человека.

Однажды мне захотелось углубиться в отдельно взятый объект, и лошадь показалась мне самым подходящим кандидатом. У лошадей уникальная история отношений с людьми, которая началась задолго до того, как люди приручили их. История человека и лошади во многом совпадают.  Это потрясающий предмет для изучения.

- Расскажите о том, как появился замысел создания такой книги как “Equus”?

- Я автор идеи, но именно издатель изъявил желание сделать подобный проект со мной. Мы решили, что лошадь лучше всего подходит для воплощения замысла. Интерес возник и потому, что я работал рекламным  фотографом и никогда прежде не фотографировал лошадей. Захотелось сделать нечто другое – более масштабное, глобальное. Проект занял два с половиной года. Пять фотографий существовали еще до его начала. Поэтому в аннотации к книге сказано, что это был период длинной в 7 лет.  В перерывах между съемками на природе я по-прежнему работал с рекламными проектами.

В ходе подбора материала я много общался с людьми, работающими с лошадьми, изучал опыт местного населения, народа. Мне показалось интересным то обстоятельство, что определенные народы предпочитают определенные породы лошадей, например, на бегах, в военных действиях. Первыми моими "моделями" стали арабские лошади, потому что они - родоначальники многих пород. У меня была возможность выбрать лучших  арабских скакунов во дворцах  ОАЭ.

Чем больше я наблюдал за этими животными, тем упрямее в голову приходили мысли, а, точней вопросы, о предмете моей работы. Постепенно мне открылось то, что лошади символизируют в истории человечества очень важные моменты. В своей работе я стал руководствоваться знанием, что лошадь – это символ и отражение цивилизации, жизни, культуры того или иного народа. Это открытие привело меня к диким лошадям Пржевальского в Монголию, в Индию, где пасутся марвари, к мустангам в Америку.

Я путешествовал, останавливался и исследовал. Проект все больше   и больше захватывал меня, как фотографа и становился все более интригующим для будущего зрителя.

Когда мы снимали в Монголии, я, работая с лошадьми, делал до 50 миль в день. Потом были камаргу во Франции. Снимал в Исландии, Норвегии. Разные породы лошадей рассказали мне о различных народах и культурах. Я увидел историческое наследие, символ которого - лошадь.

Почему я выбрал мустангов в качестве объекта для фотографии?  Они символы Дикого Запада. Многие люди связывают их с вестернами. Эта порода символизирует намного больше, чем другие, неизвестные породы диких лошадей, обитающие в Америке. Для меня важно было выбрать, если так можно выразиться, точную породу.

Местоположение, ландшафт – это тоже часть истории. Например, в Исландии я столкнулся с тем, что атлантические лошади живут изолированно от остального мира.  Может быть, именно это делает их такими необычными?

Каждая порода имеет уникальную связь с человеком, характерную только для нее. В процессе работы над книгой я шел от абстрактного понимания к пониманию глобальному.

-Что в детстве повлияло на ваше восприятие живой природы?

-Я рос в сельской местности. Мои родители держали разных животных, в том числе лошадей, которых они просто обожали. Я помогал строить стойла для лошадей и провел очень много времени, наблюдая за ними. Я  чувствовал тонкую связь между вещами, человеком, природой. А когда стал фотографом, то вполне естественно, начал отображать отношения человека и животного. Животные всегда преподносят сюрпризы, удивляют. Вы не можете их предугадать. Это смысл моей работы – наблюдать нашу взаимосвязь с животным миром.

- Проведите параллель в съемке ребенка и животного. Кого сложнее "поймать"?

- В какой-то степени атмосфера съемки животных и детей схожа – очаровывает и захватывает моментально. Есть выражение – "Не фотографируйте животных и детей". Забавно, но моя профессия заключается именно в этом. Мне нравится ощущение жизни, сам ее дух. В работе с  животными меня увлекает их жизненная сила, энергия. То же самое, я думаю, с детьми. Кроме того, дети и животные не несут сексуального подтекста. Им лишь необходимо дать пространство, обозначить четкие границы, и ловить моменты.

-В каком возрасте, как вы думаете,  можно дать фотоаппарат ребенку?

- Это зависит от того, зачем вы даете ему фотоаппарат. Важно иметь желание смотреть и видеть, различать. Я взял фотоаппарат в руки, когда учился в колледже, мне было 20 лет.  То есть, не в детском возрасте. Не потому что мне до тех пор было безразлично то, что я вижу. Я всегда был визуалом. До увлечения фотографией я рисовал.

Думаю, когда вы даете камеру ребенку – вопрос в том, чего вы от него ожидаете. Что он будет делать с помощью фотоаппарата: документировать день рождения или размышлять о том, как выйти за рамки простой съемки, как запечатлеть образ. Думаю, им не нужна камера, чтобы запустить процесс образного мышления.

Мы сейчас вступили в век коммуникации. Мы стали большими визуалистами, прошли путь от слова к образу. И, как мне кажется, у образа есть преимущество - он глобален. Его можно передавать очень широкой аудитории. Сейчас это важно, как никогда. Если вы задаетесь вопросом, когда дать фотоаппарат ребенку, вы должны решить – с какой целью. Нужно поощрять любопытство с самого начала.

Фотоаппарат – это лишь инструмент. Более важной является ИДЕЯ, концепция. Технологии лишь помогают осуществлять идеи, намерения. Пикассо сказал: "Каждый ребенок — художник. Трудность в том, чтобы остаться художником, выйдя из детского возраста".

-Вы преподаете?

- Я, скажем так, делаюсь своим опытом. Я не работаю как постоянный преподаватель. Обычно университеты просят меня провести цикл лекций. Например,  недавно я вернулся с Гавайских островов. Иногда это происходит так  как сейчас, в Москве,  где  даю несколько тематических лекций. Я иду на разнообразные формы диалога о моей работе. Как создатель зрительных образов я делюсь своим опытом, навыками.

-Существует ли та истина, которую Вы увидели и извлекли из своей работы фотохудожником?

- Это философский вопрос. Самое главное – аутентичность. Зрительские виды искусства – это мощная манипуляция общественным сознанием. Например, я очень хочу снять клонированную собаку. Это интересно. Но ведь можно взять любую собаку и сказать – что она клонированная.

Я сейчас скажу нечто важное для меня. Всеми нами движет мотив - для чего. Вместе с этим необходимо быть вовлеченным в саму жизнь в данный момент.  Не когда-нибудь, не через год,  не на следующей неделе, а сейчас. Не предполагать. Вы идете на рыбалку – вы не знаете, сколько и какую рыбу вы поймаете. Как фотограф я вхожу в проект с концепцией. Но я позволяю себе плыть по течению и наблюдать. Важно смотреть и ВИДЕТЬ. Согласитесь, невозможно все держать под контролем, не так ли? У вас есть концепция, вы начинаете с идеи. Конечно, замысел важен, но также необходимо быть здесь и сейчас, созерцать, видеть.

Здесь хочется привести высказывание Билла Бранта, известного фотохудожника: "Отличительная черта фотографа — смотреть более глубоко, чем другие люди. Он должен сохранить в себе чувствительность ребенка, который видит мир в первый раз, или путешественника, въезжающего в незнакомую страну".

На выставке Тима Флэка побывала Ольга Виницкая


Интервью: Ольга Виницкая


Текст: Наталия Овчинникова