yes

"Я готов в ноги поклониться тем, кто пришел просто усыновить ребенка, просто взять его к себе в дом и любить как своего..."

05.11.2009
Форм создания семьи с приемными детьми несколько. Наш корреспондент встретился с человеком, который практически ежедневно сталкивается с каждой, и доводит дело до конца – успешно ли оно или нет оказывается в итоге. Знакомьтесь - Сергей Константинович Миначенко, директор Зеленоградского детского дома (Пушкинский район, Московской области). _mg_0104


- Сергей Константинович, какая форма создания семьи с ребенком из детского дома вам кажется наиболее приемлемой, какую вы больше поддерживаете?


- Не совсем корректный вопрос. Я поддерживаю само создание семьи. Это в первую очередь. А вот насчет формы давайте поговорим. Самое для меня главное – поддержать родителя и нашего ребенка на этом нелегком пути – обретении полноценной семьи. Первая и самая главная форма – это усыновление или удочерение. Это прямая форма создания семьи как таковой. Родители долго оформляют все необходимые документы, проходят все нужные инстанции – и ребенок становится ЕГО. Он приравнивается в правах к родным детям – полностью и навсегда. Я не помню случаев в нашей стране и даже за рубежом, чтобы кто-то судом отказался от своего, родного ребенка. Но зато я знаю много случаев, к моему глубокому сожалению, когда родители отказываются судом (!) от детей, которых они усыновили или удочерили, взяв из детского дома. Вы даже себе не представляете, какую травму они нанесли ребенку, педагогам, которые готовили малыша к переходу в эту семью, и которым дальше работать с ребенком. Опекунство, приемная семья, патронат , за которые платят деньги – это вариант для других семей. Сразу видно кто за чем пришел. Кому семья нужна, а кто-то пришел поправить свое материальное положение. Все прозрачно для психологов и педагогов, которые не один год работают уже. Но и при таких вариантах были отказы от детей по суду. Слава Богу, сейчас практически таковых нет. А вот такие случаи, когда просто пришел в опеку, написал заявление – и все. Один родитель так даже и написал – я не хочу писать, почему я отказываюсь от ребенка, это мое право и все.

- Может, приемным родителям нужно больше  помогать  материально?


- Понимаете, ведь человек осознанно идет на то, чтобы взять ребенка и считать его своим. Для меня это уже говорит всё. Можно даже не сообщать мне подробностей. Такие говорят и рассуждают просто – это теперь МОЙ ребенок, я не прошу у государства денег на его воспитание, одежду, учебники и так далее. Кто на своих детей просит? Матери – одиночки? Да это смешные деньги! Никто всерьез на них не полагается. Самое плохое, что муниципалитеты, органы опеки по закону не имеют права отказать таким псевдо-родителям, которые, не умея и не испытывая особого желания воспитывать детей, активно бегают оформляют опекунство или патронат. Департамент семейно и молодежной политики тоже не имеет права отказать. А когда происходит тот случай, когда ребенка через неделю возвращают назад , то сказать больше нечего – хочется только спросить такого родителя: с чем же ты шел сюда, если это не то чадо, которое ты себе вообразил? Так ты приложи усилия, чтобы узнать, а потом воспитать из того, что есть достойного человека. Вот вы знаете, мы были в одном детском доме в Швейцарии, там специальные педагоги ездят по миру – точкам, как сейчас принято говорить, горячим, где идут локальные войны – и собирают деток крепких физически и со светлой головкой, и берут себе. Государство вкладывает в этого малыша деньги, притом, немалые, чтобы поднять этих ребятишек, чтобы впоследствии эти ребятишки дали пользу маленькой Швейцарии. Я не осуждаю, но и е восхищаюсь такими педагогами. Это условия Швейцарии. Там все по-другому. Но и у нас есть интересные примеры. Не так давно были мы в Якутске. Обычный детский дом. За год – 17 или 20 детей взяли. НО: ни одного патроната или опекунства – все усыновления. Других форм там люди не признают. Поймите, мы не можем искусственно привить чистоту своим мозгам ту, которой у нас изначально нет. Мы можем спокойно выбросить мусорный мешок в любом месте. Это идет от воспитания, от самых его глубин, основ. Так, если 30 лет назад никто не говорил ничего о том, что наркотики будут настолько распространены, а сейчас с этим никто не спорит… Вот видите…

- Вы часто слышите себе похвалы? В смысле похвалы детскому дому, детям, педагогам?


- Вот вы сейчас сами все сказали – «Мы часто слышим». Ключевое слово здесь – МЫ. Именно такой коллектив как наш, состоящий их трех возрастных групп – преемственность педагогических поколений – вот что самое главное в нашем коллективе, я считаю. Мы многому научились у тех, кто сюда пришел до нас, много работал здесь, много достиг. И, я считаю, это заслуга как раз наша общая. Нашего замечательного педколлектива, БОльшая часть которого работает здесь более 10 лет, молодых совсем мало. И это не потому что мы никого не пускаем – мы просто так работам с теми, кто сюда пришел когда-то, что от нас никто не уходит.